wpthemepostegraund

Толкин Дж.-Лист кисти Ниггля

_____— Но не могу же я…
_____Больше Ниггль ничего не успел произнести, потому что тут вошел второй гость, очень похожий на Инспектора, почти его двойник: высокий, весь в черном.
_____— Идем! — сказал он. — Я Возничий.
_____Ниггль, оступаясь, с трудом сошел с лестницы. Его как будто снова залихорадило, голова закружилась, напал озноб.
_____— Возничий?.. — переспросил он, стуча зубами. — Кого везти?
_____— Тебя, в твоей коляске, — ответил тот. — Она давным-давно заказана. Наконец, прибыла и ждет. Как видишь, ты сегодня отправишься в Путь.
_____— Так-то вот, — сказал Инспектор. — Придется вам уйти. Плохо, конечно, начинать Путь, оставляя незавершенные дела. Зато теперь мы хоть сможем использовать этот холст.
_____— О горе! — произнес бедный Ниггль и всхлипнул. — А он даже совсем не окончен!
_____— Не окончен? — сказал Возничий. — Для тебя, во всяком случае, с ним покончено. Идем.

_____И Ниггль безропотно пошел. Возничий не дал ему времени на сборы, сказав, что он давно должен был собраться и надо спешить, чтобы не опоздать на поезд; Ниггль успел только прихватить из прихожей сумочку. В ней оказалась коробка с красками и блокнотик с эскизами; ни еды, ни одежды не было. На поезд они успели. Ниггль очень устал и засыпал на ходу. Он едва соображал, что происходит, когда его втащили в купе и уложили на полку. Ему как-то стало все равно: он забыл, куда его должны были везти и зачем он едет. Поезд почти сразу влетел в темный туннель.
_____Проснулся Ниггль уже на станции, смутно освещенной и очень большой. Вдоль вагонов шел Доставщик, время от времени что-то выкрикивая. Оказалось, что он не объявляет название станции, а кричит: «Ниггль!»
_____Ниггль поспешно вышел из вагона, но при этом забыл сумочку. Хотел было вернуться, но поезд уже ушел.
_____— А, вот и ты, — сказал Доставщик. — Сюда! Что? Нет багажа? Пойдешь в Исправительные Мастерские.
_____Нигглю стало плохо, и тут же на платформе он лишился чувств. Его свалили в санитарную повозку и свезли в Лазарет при Исправительных Мастерских.
_____Лечение Нигглю совсем не нравилось. Ему давали горькие лекарства. Суровые санитары и сиделки были неразговорчивы и недружелюбны. Кроме них, он никого не видел, если не считать редких посещений очень строгого доктора. Лазарет больше напоминал тюрьму, чем больницу. В назначенные часы Ниггля ставили на тяжелую работу: приходилось копать, плотничать, красить голые доски в один некрасивый цвет. Его ни разу не выпустили за ворота, а все окна выходили в глухой двор. Его долгие часы держали в темноте. «Чтобы думать», — так ему говорили. Он потерял счет времени. Он даже не стал чувствовать себя лучше, если судить о самочувствии по удовольствию от того, что делаешь. Он ни от чего не получал удовольствия, даже в постель ложился без радости.
_____Поначалу, в первые сто лет или около того (так ему казалось), он порой беспричинно вспоминал о прошлом и начинал терзаться. Лежа в темноте, повторял и повторял про себя: «Надо было зайти к Паришу прямо утром в тот день, когда поднялся ветер. Я ведь собирался. Когда первая черепица слетела, ее было легко закрепить. Тогда не простудилась бы госпожа Париш. Тогда и я не простудился бы. И у меня была бы еще неделя». Но постепенно он забыл, для чего ему была нужна эта лишняя неделя, и волноваться перестал. Теперь он думал только о работе, которую приходилось выполнять в Лазарете. Он научился планировать ее, рассчитывать время, за которое подобьет вот эту доску, чтобы она не скрипела, перевесит вон ту дверь или починит ножку у вон того стола. Наверное, он в самом деле начал приносить пользу, хотя ему об этом никто не говорил. И конечно, не ради этого беднягу так долго держали в Лазарете. Они, по-видимому, ждали, чтобы он «выздоровел», а о выздоровлении судили по своим странным лечебным меркам.
_____Вот так, никакого удовольствия от жизни Ниггль не получал; точнее, не получал того, что привык считать удовольствием. Доволен он не был. Но нельзя отрицать того, что он начал чувствовать… ну, удовлетворение, что ли: когда варенья нет, а хлеба хватает. Теперь он мог начинать работу по звонку и немедленно откладывать по другому звонку, оставляя все в полном порядке, чтобы в любой момент продолжить. Он успевал много сделать за день, ловко справляясь со всеми мелкими делами. «Своего времени» у него не было (за исключением часов, когда он был один в каморке, где спал), но он понемногу становился хозяином времени: начинал понимать, для чего оно ему нужно. Ощущение того, что надо спешить, пропало. Пришел внутренний покой, и в часы отдыха он в самом деле отдыхал.
_____Вдруг они нарушили весь его режим. Его почти не пускали спать. Его совсем отставили от плотницкой работы и заставили копать, только копать целыми днями, и так день за днем. Он это перенес неплохо. Очень долго он даже не лез в глубину памяти за бранными словами, которые практически забыл. Он копал и копал, пока спина у него не начинала разламываться, стертые ладони саднили, и он чувствовал, что больше не поднимет лопату. Спасибо ему никто не говорил. Но вот пришел Доктор и посмотрел на него.
_____— Бросай! — сказал он. — Полный отдых — в темноте.

_____Ниггль лежал в темноте. Это и был полный отдых, настолько полный, что он ничего не чувствовал, ни о чем не думал и не мог бы сказать, часы он так лежит или годы. Потом он услышал Голоса: таких он раньше никогда не слышал. Похоже, что рядом, в соседней комнате, шел Медицинский Консилиум, или заседала Следственная Комиссия; может быть, дверь открылась, хотя света не было.
_____— Переходим к делу Ниггля, — произнес Голос, еще более строгий, чем у Доктора.
_____— Что с ним? — произнес Второй Голос, который можно было бы назвать добрым, хотя он не был ни ласков, ни тих: голос наделенного властью, и в нем звучали печаль и надежда. — Так что случилось с Нигглем? Сердце у него оказалось на месте.
_____— Да, но оно не работало, он вообще почти не думал. Смотри, сколько времени потратил зря, даже не на развлечения! Он так и не собрался в Путь. Был вполне самостоятельным, а сюда явился почти нищим, так что пришлось поместить его в крыло для неимущих. По-моему, это тяжелый случай. Считаю, что надо его еще ненадолго здесь оставить.
_____— Может быть, это ему не повредит, — сказал Второй Голос. — Но ведь он человек маленький, никогда не претендовал ни на что высокое и никогда не был сильным. Заглянем в Архив. Именно так. И знаешь, есть положительные факты.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.


Thanks: МГУДТ