wpthemepostegraund

Солженицын А.И.-Один день Ивана Денисовича

_____– Чего?
_____– Месяц на звезды крошит – зачем?
_____– Ну, чего не понять! – Шухов пожал плечами. – Звезды-те от времени падают, пополнять нужно.
_____– Повернись, мать… – конвой орет. – Разберись!
_____Уж до них счет дошел. Прошла пятерка двенадцатая пятой сотни, и их двое сзади – Буйновский да Шухов.
_____Конвой сумутится, толкует по дощечкам счетным. Не хватает! Опять у них не хватает. Хоть бы считать-то умели, собаки!
_____Насчитали четыреста шестьдесят два, а должно быть, толкуют, четыреста шестьдесят три.
_____Опять всех оттолкали от ворот (к воротам снова притиснулись) – и ну:
_____– Р-разобраться по пять! Первая! Вторая!
_____Эти пересчеты ихие тем досадливы, что время уходит уже не казенное, а свое. Это пока еще степью до лагеря допрешься да перед лагерем очередь на шмон выстоишь! Все объекты бегма бегут, друг перед другом расстарываются, чтоб раньше на шмон и, значит, в лагерь раньше юркнуть. Какой объект в лагерь первый придет, тот сегодня и княжествует: столовая его ждет, на посылки он первый, и в камеру хранения первый, и в индивидуальную кухню, в КВЧ[3] за письмами или в цензуру свое письмо сдать, в санчасть, в парикмахерскую, в баню – везде он первый.
_____Да бывает, конвою тоже скорее нас сдать – да к себе в лагерь. Солдату тоже не разгуляешься: дел много, времени мало.
_____А вот не сходится счет их.
_____Как последние пятерки стали перепускать, померещилось Шухову, что в самом конце трое их будет. А нет, опять двое.
_____Счетчики к начкару, с дощечками. Толкуют. Начкар кричит:
_____– Бригадир сто четвертой!
_____Тюрин выступил на полшага:
_____– Я.
_____– У тебя на ТЭЦ никого не осталось? Подумай.
_____– Нет.
_____– Подумай, голову оторву!
_____– Нет, точно говорю.
_____А сам на Павла косится – не заснул ли кто там, в растворной?
_____– Ра-а-азберись по бригадам! – кричит начкар.
_____А стояли по пятеркам, как попало, кто с кем. Теперь затолкались, загудели. Там кричат: «Семьдесят шестая – ко мне!» Там: «Тринадцатая! Сюда!» Там: «Тридцать вторая!»
_____А 104-я как сзади всех была, так и собралась сзади. И видит Шухов: бригада вся с руками порожними, до того заработались дурни, что и щепок не подсобрали. Только у двоих вязаночки малые.
_____Игра эта идет каждый день: перед съемом собирают работяги щепочек, палочек, дранки ломаной, обвяжут тесемочкой тряпичной или веревочкой худой, и несут. Первая облава – у вахты прораб или из десятников кто. Если стоит, сейчас велит все кидать (миллионы уже через трубу спустили, так они щепками наверстать думают). Но у работяги свой расчет: если каждый из бригады хоть по чутку палочек принесет, в бараке теплей будет. А то дают дневальным на каждую печку по пять килограмм угольной пыли, от нее тепла не дождешься. Поэтому и так делают, что палочек наломают, напилят покороче, да суют их себе под бушлат. Так прораба и минуют.
_____Конвой же здесь, на объекте, никогда не велит дрова кидать: конвою тоже дрова нужны, да нести самим нельзя. Одно дело – мундир не велит, другое -руки автоматами заняты, чтобы по нас стрелять. Конвой как к лагерю подведет, тут и скомандует: «От такого до такого ряда бросить дрова вот сюда». Но берут по-божески: и для лагерных надзирателей оставить надо, и для самих зэков, а то вовсе носить не будут.
_____Так и получается: носи дрова каждый зэк и каждый день. Не знаешь, когда донесешь, когда отымут.
_____Пока Шухов глазами рыскал, нет ли где щепочек под ногами подсобрать, а бригадир уже счел и доложил начкару:
_____– Сто четвертая – вся!
_____И Цезарь тут, от конторских к своим подошел. Огнем красным из трубки на себя попыхивает, усы его черные обындевели, спрашивает:
_____– Ну как, капитан, дела?
_____Гретому мерзлого не понять. Пустой вопрос – дела как?
_____– Да как? – поводит капитан плечами. – Наработался вот, еле спину распрямил.
_____Ты, мол, закурить догадайся дать.
_____Дает Цезарь и закурить. Он в бригаде одного кавторанга и придерживается, больше ему не с кем душу отвесть.
_____– В тридцать второй человека нет! В тридцать второй! – шумят все.
_____Улупил помощник бригадира 32-й и еще с ним парень один – туда, к авторемонтным, искать. А по толпе: кто? да что? – спрашивают. И дошло до Шухова: нету молдавана маленького чернявого. Какой же это молдаван? Не тот ли молдаван, что, говорят, шпионом был румынским, настоящим шпионом?
_____Шпионов – в каждой бригаде по пять человек, но это шпионы деланные, снарошки. По делам проходят как шпионы, а сами пленники просто. И Шухов такой же шпион.
_____А тот молдаван – настоящий.
_____Начкар как глянул в список, так и почернел весь. Ведь если шпион сбежал – это что начкару будет?
_____А толпу всю и Шухова зло берет. Ведь это что за стерва, гад, падаль, паскуда, загребанец? Уж небо темно, свет, считай, от месяца идет, звезды вон, мороз силу ночную забирает – а его, пащенка, нет! Что, не наработался, падло? Казенного дня мало, одиннадцать часов, от света до света? Прокурор добавит, подожди!
_____И Шухову чудно, чтобы кто-то так мог работать, звонка не замечая.
_____Шухов совсем забыл, что сам он только что так же работал, – и досадовал, что слишком рано собираются к вахте. Сейчас он зяб со всеми, и лютел со всеми, и еще бы, кажется, полчаса подержи их этот молдаван, да отдал бы его конвой толпе – разодрали б, как волки теленка!
_____Вот когда стал мороз забирать! Никто не стоит – или на месте переступает, или ходит два шага вперед, два назад.
_____Толкуют люди – мог ли убежать молдаван? Ну, если днем еще убег -другое дело, а если схоронился и ждет, чтобы с вышек охрану сняли, не дождется. Если следа под проволокой не осталось, где уполз, – трое суток в зоне не разыщут и трое суток будут на вышках сидеть. И хоть неделю – тоже. Это уж их устав, старые арестанты знают. Вообще, если кто бежал – конвою жизнь кончается, гоняют их безо сна и еды. Так так иногда разъярятся – не берут беглеца живым. Пристреливают.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.


Thanks: МГУДТ